Присоединяйтесь!

Вступайте в группу Этнопарка в FACEBOOK

Ссылки

Статистика

Поиск

Фотогалерея

Архив новостей

«  Февраль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Главная » 2019 » Февраль » 4 » 4 февраля - День памяти Постникова Л.Д.
Новости Этнопарка [571]
Новости Cпорта [112]
Олимпийские игры [12]
Информация [10]
Памятные даты [55]

4 февраля - День памяти Постникова Л.Д.

Леонард Постников

Леонард Постников, окончив физфакультет Пермского педагогического института, был назначен директором Чусовской спортивной школы. Он прибыл в Чусовой не один: с женой и шестимесячным сыном. Для проживания им выделили комнату в той же спортшколе, где не оказалось ни электричества, ни канализации, ни отопления. Первое время не на чем было молоко вскипятить ребенку.
 
Явился бывший директор. Достал из рюкзака три пары шипованных ботинок и двенадцать штанов «с начесом», от которых пахло сыростью.  Затем подал Постникову мешочек.

– Лото. Для жеребьевки. Школьный инвентарь был передан за десять минут. С этого момента Постников окончательно принял Чусовскую спортивную школу, и мог развивать городской спорт, как угодно.
     
Спортшколы страны в то время занимались по двенадцати видам – по числу необходимому для спартакиад. Перед спартакиадами физруки общеобразовательных школ набирали определенные группы, тренировали в спортшколе, но кончалась спартакиада, и все расходились по своим местам. 

Леонард Дмитриевич решил сделать упор только на один вид спорта, но заниматься им профессионально. Остановился на плавании, поскольку и сам и жена его Зоя Михайловна были чемпионами Пермской области по плаванию.

Заведующий городским промышленным отделом, Рудаков, взялся помочь. Один из спортклассов превратили в бассейн, и ребятишки повалили валом! 

Но огромное здание школы отапливалось из комнаты Постниковых.  В комнате было не продохнуть, а в классах температура не поднималась выше 16 градусов. С помощью Рудакова Леонард Дмитриевич проложил от городской бани трубы, которые вывели и на дно бассейна. Пустили по трубам пар. Бассейн расширили, прорубив дверь в соседнее помещение.  И все-таки…  было что-то не то. 

Леонард Дмитриевич поехал в Лысьву к своему учителю Кему.

– Не знаю, что делать, – сказал. – Для большого спорта нужен нормальный бассейн.  Нужен легкоатлетический манеж.   Нужна лыжная база.  Кем внимательно выслушал его. Ответил:

– Если бы у меня были такие условия, как у тебя в Чусовом… Горы! Закрывай все отделения и занимайся горными лыжами. 
Вернулся Леонард Дмитриевич окрыленным.  Сказал Зое Михайловне:

– Ставим точку на двенадцати обязательных отделениях, занимаемся   только горными лыжами. И когда изложил эту идею заведующему гороно Ширяеву, тот горячо поддержал.

Постников поехал в Москву, и купил 70 пар горных лыж болгарского производства.

В Чусовом ребята давно катались на лыжах по склонам Красного поселка, Кобыльего лога, Подъеловика и Арининой горы. Самостоятельно изучили   книгу Ростовцева о слаломе. Когда, счастливый покупкой, Леонард Дмитриевич возвратился домой, Саша Хлопотов, Боря Коркин, Валентин Кузнецов   прибежали к нему. Долго в тот день сидели на школьном крыльце, обсуждая перспективы развития горнолыжного спорта в Чусовом.    

       

В марте на Подъеловике провели соревнования на первенство Детско-юношеской спортивной школы по слалому. На склонах Кобыльего лога устроили   соревнования по слалому-гиганту. Это были еще не настоящие соревнования, еще наивные, но именно они стали толчком к долгожданному большому спорту!  

Выбор будущей горнолыжной базы пал на Аринину гору, где снег лежал ровным глубоким покровом до начала мая. От города это – три километра. 
 
– Будем строить домик, – сказал Леонард Дмитриевич. – Деньги у спортшколы есть.

Деньги предназначались на инвентарь, но Постников дождался, когда Алексей Филиппович Ширяев уедет в отпуск, и пришел в гороно. В кресле заведующего сидела незнакомая женщина. Поговорив с ней и уяснив, что в делах она пока не очень-то разбирается, Леонард Дмитриевич соврал:

– Ширяев перед отъездом велел мне закупить лес для небольшой лыжной базы.

– Ну, так купите, – разрешила она.

Этого и требовалось!

Дед Васи Карпова, одного из учеников спортшколы (в будущем чемпиона Мира по саням), договорился со своим приятелем на ГРЭС, и тот продал Постникову необходимые стройматериалы. Первый секретарь горкома комсомола Ким Сивцов, поверив в начинание Постникова, уговорил директора строительного училища срубить базу-дом «за спасибо». Прямо во дворе спортшколы пэтэушники рубили его, а питомцы Постникова оттаскивали и сжигали мусор.
  
Когда приехал Ширяев,  Постников ожидал, что он с него голову снимет. Но Ширяев отнесся благожелательно.

– А где собираетесь домик ставить?

– Да тут поблизости. Чтобы ребята после катаний хоть обогреться могли.

В декабре дом был готов, оставалась крыша.  Лев Базыкин, начальник механических мастерских Чусовского СМУ, выделил бульдозер для перевозки; и вот в лютый мороз потащились сани с домом прямо по полям и по пологому склону на вершину Арининой горы. Дом ребятишки раскатали по бревнышку, спихнули под откос по снежной целине, а на досках скатывались сами, пошучивая, что   осваивают новый вид спорта.

Весной бывший красный партизан Нурутдинов и еще несколько человек дом собрали.  Дальше понадобилась печь.  Правдами и неправдами Леонард Дмитриевич раздобыл кирпич. Ребята тем временем расчищали склон, выворачивая пеньки и кустарники. Явился лесник, заявил, что всех оштрафует, и пошел в гороно докладывать о проделках Постникова. Часа через два послышался гул мощного двигателя. Прямо из речки   выполз «Пикап», – машина шла по руслу, как по бетонке.

– А! Ты вот где! – выскочил из кабины Ширяев. – «Поблизости», значит, строишь?!  Ты, романтик, к какому черту на рога залез?! Тут у тебя ребята руки-ноги будут ломать, а ты «скорую» вызывать?!   Ни дороги, ни телефона!..

– Знаете, что, – подождав, когда он выдохнется, сказал Постников, – здесь через два года будут готовить Олимпийских чемпионов, поверьте. 

Ширяев посмотрел на него вприщур, – и вдруг улыбнулся:
 
– Да объясни ты все толком…  А выслушав, махнул шоферу:

– Поехали обратно, пусть строят.

Летом на Арининой горе супруги Кузнецовы организовали спортивно-трудовой лагерь. Дисциплина была строжайшей.

Жизнью лагеря руководил Совет капитанов.  Каждое утро председатель Совета раздавал капитанам наряды на выполнение тех или иных работ.с

Определенного   «трудового часа»  не   существовало:  неважно,    когда   будет  сделана работа,  главное, чтобы она была сделана.  

С помощью тракториста-шабашника ребята планировали склон для слаломной   трассы, возили гравий, «выколупывали» взрывчаткой пни.  Начальник «Взрывпрома» Виктор Иванович Булатов на свой страх и риск выдал им взрывпакеты, – иначе не получалось, не брали ни лом, ни огонь.  Возделали землю под огород, посадили картошку, чеснок, морковь…  Столовой заправляла   всеми любимая Прасковья Григорьевна и пекла чудные шаньги. 

Подыскали сторожа – тетю Шуру с Красного поселка. На себе притащили тети Шурин скарб: швейную машинку, кровать и спальные принадлежности.  Веселая оказалась женщина, неунывающая.
 
В дальнейшем летние лагеря на «Огоньке» (так назвали ребята горнолыжную базу) стали ежегодными.  Под руководством лучших тренеров города и области здесь занимались легкой атлетикой, футболом, волейболом, баскетболом. Для тенниса сделали пятнадцать столов.  В лагере собиралось до двухсот человек.

Приказом гороно Постникова назначили районным инспектором физвоспитания. Он стал делать упор не на результат, а на технику.  Такое еще нигде не практиковалось. Чусовской район начал выигрывать престижные соревнования на первенство Министерства просвещения. Росли и индивидуальные результаты учеников ДСШ.

Но чего Постников и Ширяев  не могли добиться, так это, чтобы на областных соревнованиях участвовали горнолыжники. Оргкомитет соглашался с их доводами, однако недели за две до соревнований приходила телеграмма: «Исключены».

–Хорошо, давайте проводить в Чусовом российские соревнования по горным лыжам, – настаивал Ширяев. В связи с этим в Чусовой прибыл председатель областного спорткомитета Власов. Дороги к Арининой горе не было, и чиновники горисполкома повезли его через поля, затем по пологому склону к вершине. На дворе была поздняя осень, слякоть. 
Встал товарищ Власов на вершине горы, глянул вниз, присвистнул и сказал:

– Никакой дурак сюда на соревнования не поедет. Шею ломать! – Поскользнулся и сел на упитанный зад. 
 
Но первый секретарь горкома, Хохолков, зоркий и грамотный человек, понял начинания Постникова, поддержал его.  В 1958 году Леонард Дмитриевич купил с его помощью сборный подъемник.  За 50 тысяч рублей!  Это был первый в СССР экспериментальный подъемник Мытищинского завода.
 
В это время и произошла крупная неприятность: власти Чусового объявили Постникову, что переселяют спортшколу в Новый город. 

– А куда Аринину гору? – спросил Леонард Дмитриевич.

Доказывать о необходимости спортшколы на «Огоньке» пришлось долго и стоило это многих нервов. Хотя исполком и так понимал: «Огонёк» со счетов уже не скинуть. Это не рюкзак со штанами. Не имелось там ни дорог, ни электричества, ни удобств, – всё появилось.  И сделано-то в основном руками ребят, которые, попади в другие условия, может быть, пополнили бы ряды пьющих чусовских недорослей. А тут сами выстроили столовую (летом обязательный холодильник: яма со льдом); сами запрягали Зорьку, ездили в город за продуктами; сами привезли передвижку, и теперь не только со светом, но и с кино; сами построили спортплощадки. 


 
Леонард Дмитриевич и Зоя Михайловна стали добиваться, чтобы на «Огоньке» был настоящий плавательный бассейн.

И неожиданно откликнулся директор ЖБК Завьялов. Вычислил, сколько понадобится бетона, досок, единиц техники, и, не взяв с директора спортшколы ни гроша, построил на «Огоньке» бассейн размером двадцать пять метров на десять. Единственный в области типовой бассейн!

Теперь на летние сборы сюда рвались со всей области. Свежий воздух, питание, система тренировок, яркие, необычных конструкций польские палатки, которые Леонард Дмитриевич раздобыл в Москве…  Немного мучила холодная вода в бассейне, и Леонард Дмитриевич построил кочегарку. Порой сами с Зоей Михайловной её растапливали, даже и по ночам. 

Огоньковцы показывали очень высокий класс по всем видам плавания; Галя Середа стала чемпионкой России по плаванию в сложнейшем виде «дельфин».  А в водное поло играли так, что половина сборной Пермской области уже состояла из воспитанников Чусовской спортшколы. Приобретали знания и мастерство чусовские тренера Павел Шумихин и Валентин Кузнецов. Впоследствии Павлу Шумихину за подготовку трех мастеров спорта было присвоено звание заслуженного тренера РСФСР.
 
Областные сборы и соревнования горнолыжников переместились на «Огонек».  Стали приезжать на тренировки чемпион России Старцев, «динамовка» Дедова, чемпион Мира среди студентов Санников, – ребятам было, на что посмотреть.

А вскоре приехала первая Олимпийская сборная советских горнолыжников во главе с прославленным тренером Филатовым. С каким восхищением следили за ними воспитанники спортшколы! Каким теплом окружили! Олимпийцам, в свою очередь, понравились чусовские горнолыжники, и они взяли в свою команду Валерия Шеина. На Олимпиаде в Инсбруке, где СССР впервые представлял горные лыжи, Валерий выступил отлично.

На «Огоньке» появилась ставка завуча.  Леонард Дмитриевич предложил на эту должность свою супругу: Зоя Михайловна человек серьезный, с высшим образованием, лучшего завуча нельзя и желать.  Ширяев поддержал.

Зоя Михайловна поставила работу спортшколы так, чтобы ученики развивались не только физически, но и духовно. Случалось, насильно заставляла кого-нибудь из ребят читать книги.

– Да на что они мне? Да, когда читать-то? – отбивались они.

– Если хочешь вырасти человеком, без книг не выйдет, запомни!

И те, кто сначала принимал литературу в штыки, проходило время, без книг себя уже не мыслили. 

Кроме того, Зоя Михайловна постоянно выступала за сборную Чусового.  Плавание, метание диска, легкая атлетика, лыжи… Однажды на лыжне сильно растянула ногу.  К врачу не пошла: авось и так пройдет.  Потом вторично повредила эту же ногу. И опять понадеялась на авось.  Но вышло, что связки стали терять эластичность, и заниматься спортом она уже не могла.  Зато крепко стоял   на лыжах сын Владислав – будущий тренер женской Олимпийской сборной СССР по горнолыжному спорту, в которую входили только воспитанники Владислава.

В 1989 году на Олимпиаде в Калгари его спортсменка, чусовлянка Галя Сунгатова произвела сенсацию. «В последнем тренировочном заезде перед официальным стартом в скоростном спуске, она показала лучшее время, сумев опередить всех именитых соперниц! Какой переполох поднялся в горнолыжной элите, собравшейся в Калгари!» – писал журнал «Советский спорт». Но Сунгатовой не дали встать на золотой пьедестал.  А за СССР в пиковый период его развала, не оказалось, кому заступиться.

Леонард Дмитриевич занялся строительством главного корпуса спортбазы на «Огоньке».

Пересмотрел ворох проектов, но в них не хватало какой-то искорки. Тогда попросил Московский комитет комсомола прислать студентов архитектурного института. Откликнулись Саша Львов, Боря Бычков и Боря Колотов.  Ребята оказались безумно талантливыми. Но и московского гонора, хоть отбавляй. До хрипоты спорили с чусовским инженером Бородкиным. Он не выдержал, наконец.

– Мы с Корбюзье проектировали известный теперь всему миру дом Центросоюза, и то у нас таких споров не было! 

Москвичи раскрыли рты: вот это да! 

– Иван Сергеевич! – окружили его. – Иван Сергеевич!  Распишитесь вот тут на стене!   Так появилась «стена автографов», впоследствии пополнявшаяся самыми знаменитыми и прославленными именами, среди которых были и воспитанники «Оготели чемпионатов СССР, Европы, Мира, Олимпийских игр.

Вскоре на «Огоньке» был построен клуб «Алый парус» – в честь Александра Грина, который хоть недолго, но жил и работал на чусовской земле. Здание клуба проектировали московские архитекторы Миша Заславский, Андрей Калинин, Сергей Очкасов, Володя Варганов. Старались, чтобы клуб выглядел современно и в то же время по-гриновски романтично.  

Позже под железнодорожной аркой был установлен памятник Грину. Первый и единственный в стране памятник писателю во весь рост.  Над этой аркой когда-то шагал по шпалам юный Саша Гриневский, а затем, он же, ехал в арестантском вагоне.

Одновременно с устройством «Огонька», Леонард Дмитриевич на правом берегу Архиповки занимался музеем исторической реконструкции. Свозил из деревень полуразрушенные деревянные часовни, перевез пожарную каланчу, кузницу, мельницы… Хотелось воссоздать хоть часть утраченной старой деревни! 

Одну из церковок освятили. Какою красавицей стояла она на берегу Архиповки! Хрупкая, точно игрушка (выпускали в старину такие игрушки из тонких, как спички, реечек), вся светлая…  

Когда освящали, утро было холодным, но лишь закончилось освящение – всё стало ясным и теплым, будто небо только и ждало, когда зазвонят колокола!  Монахини из Верхне-Чусовских городков поверить не могли, что в этой церкви был магазин (а до магазина был склад, а до склада еще много чего).   
– Ведь она намоленая! С тех пор крестились в ней и венчались. 

А в кузнице стучали молоты, рассыпая огненные искры, шипела, пузырясь, вода в кадушке, и стоял ни с чем несравнимый запах кованого металла! 

Власти Чусового с ужасом смотрели на Постникова.  Что будет с «Огоньком» – школой Олимпийского резерва, где проводятся уже международные соревнования!  Кресты на берегу, колокола, дровяников понастроил…  Но Леонард Дмитриевич видел, как из поездов, проносящихся мимо «Огонька», прилипнув к окнам, смотрели на его «деревню» пассажиры: изумленно и радостно. И продолжал свое дело.    

Поскольку все российские сборы по горным лыжам проходили в Чусовом (сбылась мечта Постникова), Центральный спортивный совет денег «Огоньку» не жалел.  Закупили новый, чехословацкий, подъемник. Потом Леонард Дмитриевич загорелся построить на «Огоньке» санную трассу, и через год российские соревнования по саням проходил уже в Чусовом.

Вскоре санная трасса стала еще и бобслейной. Первые мастера спорта СССР в этом экзотическом виде спорта появились здесь, на Чусовской трассе.  А через два года советские бобслеисты на «двойке» были уже чемпионами Олимпийских игр.  

Когда от горных лыж отпочковался фристайл, он сразу появился и на «Огоньке».  Леонард Дмитриевич пригласил тренеров, и Чусовские ребята делали поразительные успехи.   Фристайл состоял из 3-х видов: могул, акробатика, балет.

Сергей Шуплецов стремительно шел вперед. Страшно было смотреть, останавливалось дыхание, когда он выполнял   сальто и пируэты!  Это была молния!  Сергей словно взрывался на трамплинах в стремительной смене фигур.  Никакого другого слова, кроме «фантастики», на ум прийти не могло.  Это был восторг, потрясение, ослепление чудом!   

Сергей стал дважды чемпионом Мира по фристайлу. После серебряной награды на Олимпиаде в Норвегии, все пророчили Сергею золотую медаль на Олимпиаде в Японии.  Японцы сняли фильм о нем.  Но он не дожил до Олимпиады. Разбился в Альпах. 

Этот страшный удар Постниковы едва пережили. Сережа был не только чемпионом Мира и Олимпийских Игр, он был их воспитанником.  Это не то, что купленные спортсмены, успехи которых переживают лишь в связи с потерянными или полученными деньгами.  Леонард Дмитриевич сразу решил, что поставит Сергею Шуплецову памятник на «Огоньке».    

В балетных танцах выделялся Саша Суюров, стройный, гибкий паренек с огромными глазами.  Он танцевал так, что невозможно было понять: на лыжах он или нет. Саша стал чемпионом России в балете, у него было блестящее будущее, однако, американцы, которым мир вдруг начал позволять все, отменили этот вид фристайла. Российские спортсмены в своем мастерстве и профессионализме на голову превосходили американцев, и Америке это не понравилось!
 
Олег Коноплев, Костя Радченко, Оля Строева, Саша Вдовин, Серёжа Пищальников, Лена Лыскова, Женя Солодянников, Наташа Вахрушева, Ольга Егорова, Валера Овсянников – пьедесталы союзных, российских и международных соревнований были заняты чусовскими фристайлистами.

«Огонек» вырастил две сотни мастеров спорта по горным лыжам, саням, фристайлу, натурбану.  . Сотни раз огоньковцы становились победителями и призерами чемпионатов, первенств и кубков страны.

Сбылась юношеская мечта Леонарда Дмитриевича и Зои Михайловны!

Когда-то они шли по Москве после Первомайского парада на Красной площади, и под наплывом радости, что живут в такой прекрасной стране, рисовали самые грандиозные проекты будущего.  На парад они попали по безоглядности Леонарда Дмитриевича, которая и потом помогала ему достигнуть недостижимого.

Милиционеры в ослепительно белых кителях, на великолепных конях объезжали колонны, шедшие к Красной площади.  Леонард с Зоей рвались примкнуть хоть к одной из них, но в каждой были ответственные за ряд. И вот когда они отчаялись, когда площадь рядом, да не достать, – зазвучал вальс! – своеобразная пауза.

Колонны остановились.  Леонард быстро обнял Зою за талию, и они понеслись между колоннами в вальсе. Музыка кончилась, колонны двинулись дальше, а танцоров…  «занесло» прямиком к мавзолею! Сталин стоял на трибуне рядом с Буденным. А вечером был салют!  Вокруг Красной площади встали грузовики с мощными прожекторами, лучи которых устремились в небо, в одну точку. И вот из этой точки, словно из космических глубин, появился громаднейший портрет вождя!  Из-за кремлевской стены выпустили тысячи белых голубей, вся Красная площадь ахнула!  Это был 1952 год.

Через 49 лет, 29 ноября 2001 года Чусовой чествовал создателя «Огонька» и «Парка истории реки Чусовой», который стал любимым для многих жителей Прикамья.  И не только Прикамья. Сюда частенько приезжали прославленные артисты, спортсмены, писатели, художники, религиозные деятели… 

Однажды Наталья Гундарева, проснувшись тут рано утром, сказала Зое Михайловне: «Не хочу уезжать от вас!»

Нина Бойко

Категория: Памятные даты | Дата:04.02.2019 08:00 | Просмотров: 217 | Теги: Постников
Смотрите так же :