Присоединяйтесь!

Вступайте в группу Этнопарка в FACEBOOK

Ссылки

Статистика

Поиск

Фотогалерея

Архив новостей

«  Февраль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728
Главная » 2017 » Февраль » 3 » Постниковские автографы
Новости Этнопарка [576]
Новости Cпорта [112]
Олимпийские игры [12]
Информация [10]
Памятные даты [55]

Постниковские автографы

4 февраля исполняется два года, как не стало великого гражданина, патриота большой и малой Родины, основателя Парка истории реки Чусовой и спортшколы олимпийского резерва «Огонёк» Леонарда Дмитриевича Постникова.

То и дело меня окликают приветы из его жизни: например, в виде увеличенной фотографии на стене моего рабочего кабинета, сделанной в Музее писательских судеб. На ней ваш покорный слуга запечатлён в «прочтении» Леонарда Дмитриевича: чёрная мантия «Махатмы русских поэтов», в которую я был облачён в 1989-м году на фестивальном Алтае, и шлем Ермака Тимофеевича. В одной из деревянных дланей – подлинный кистень, а на другой (такой же деревянной) будто выколотые строки: «Я – Ермак, но глядящий на Запад…» Тут же – чучела сов, сидящих на ветвях, и опять цитата из Юрия Беликова: «Чусовой – это совы на сучьях сосновых…». Если развернуть вставленный в рамку фотопортрет, на его обороте рукою Постникова выведено: «Юра! С днём рождения».

Открываю уникальное издание – книгу-фотоальбом, изготовленную руками великого выдумщика, создавшего Парк истории реки Чусовой. А там снова – его размашистым почерком: «Юрию Беликову. Выписка из городского календаря 2012 года (составитель Р. Шпигель)». Далее – главная юмористическая параллель: «15 июня 2012 года а) День вязки веников, б) День рождения поэта Ю. Беликова». С чем и поздравляем. О. и Л. Постниковы».

Оставалось ещё три года до горестной вехи, когда оборвался земной путь Леонарда Дмитриевича. Как явствует из этих вполне жизнерадостных «приветов», на момент их овеществления Постников ещё был полон духовных и физических сил, а также – творческих замыслов. К слову, с каким упоением он трудился над уже упомянутым фотоальбомом, которым Леонард Дмитриевич решил открыть серию «Люди реки Чусовой».

Время от времени он звонил мне и просил прислать или автограф того или иного моего стихотворения, или одну из моих детских фотографий. Затем наступала некоторая пауза, во время которой, очевидно, Постников занимался своей редакторско-дизайнерской работой – вырезал, монтировал, наклеивал снимок и стихи. Потом – очередной звонок: новая просьба прислать по электронной почте то-то и то-то. В итоге фотоальбом получился на загляденье – с выдумкой.

Такой же выдумкой отмечено многое, если не всё, к чему прикасались фантазия и руки Леонарда Дмитриевича. Взять хотя бы композицию, посвящённую жизни и творчеству прозаика и главного редактора журнала «Москва» Леонида Бородина, незадолго до своей кончины побывавшего в этнографическом парке и восхитившегося подвижничеством Постникова. Те, кто заглядывали в Музей писательских судеб, наверняка обратили внимание на один из его стендов. На нём в символическое контурное тело нашей Родины вгрызаются пилы музея «Пермь-36». Рядом – поясняющие строки пермяка Александра Зубкова:

Ночь. «Пилорамы» вздыбленные звенья,
Крест-накрест расчертившие луну.
Здесь закалялась воля поколенья,
Готового распиливать страну…

Чутьё Постникова настолько опережало время, что ещё задолго до трагических событий на Украине, за много лет до жёстких и назревших решений краевого министра культуры Игоря Гладнева относительно открытых и в особенно скрытых идеологем «Перми-36» оно как бы посылало тревожные импульсы в большой мир: «Обратите внимание: здесь – порча!»

В то время, когда в Перми буйствовала «культурная революция» во главе с Маратом Гельманом и Борисом Мильграмом, Леонард Дмитриевич устанавливал собственные «каменные» знаки на своей «улочке русского сопротивления». То, что эти знаки оказались действенней всех «красных человечков» краевого центра свидетельствует тот факт, что основу визитки живущего в Австрии выдающегося профессора-виолончелиста Виктора Милосердова, нередко дающего концерты в Перми и её районных глубинках, положен снимок, сделанный им в Парке истории реки Чусовой: «Мы – русские. Какой восторг! Генералиссимус Александр Суворов». Это одна из многочисленных придумок-инсталляций Леонарда Постникова, установленных им в этнопарке по ходу движения экскурсий.

…Когда-то, ещё в минувшем веке и, разумеется, во времена иной – советской власти (вспоминается фраза Леонарда Дмитриевича, молвленная им во время нашего с ним интервью: «Ничего лучше советской власти не придумано. Да вот беда – она дуракам досталось!») в моей чусовской квартире раздался телефонный звонок:
- Я хочу с вами познакомиться. Приезжайте. У меня всё есть!..

На «Огонёк» я приехал с комфортом – меня лично подвёз на машине тогдашний начальник чусовской автоинспекции Анатолий Косых. Увы, теперь – ни Леонарда Дмитриевича, ни Анатолия Фёдоровича… Но с той поры, как я был с комфортом «доставлен к Постникову», - целая эпоха: в первую очередь – самоотверженного подвижничества Леонарда Дмитриевича, крушения прежнего уклада жизни нашей страны и до теперешнего дня сумбурно осуществляемой попытки построения новой России, хотя история любой страны держится на плечах предшественников…

За это время я мог наблюдать разного Постникова: глубоко переживающего свой уход (а фактически – смещение) с поста директора спортшколы «Огонёк», на склонах которой взошло столько мастеров спорта, столько чемпионов, что этот славный период постниковского директорства даёт фору на многие времена; я наблюдал Леонарда Дмитриевича в кабине грузовика, на котором мы ездили по окрестным деревням и сёлам Чусовского района в поисках ещё не разрушенной и не обветшавшей русской старины; я помню Леонарда Дмитриевича воодушевлённого высокими оценками людей штучных и знаковых – Виктора Астафьева и Евгения Евтушенко, Татьяны Петровой и Евгения Крылатова, Валентина Курбатова и Станислава Куняева, Павла Шардакова и Евгения Широкова, Геннадия Заволокина и Геннадия Зайцева…

Но недаром я начал свои воспоминания с «приветов» от Постникова. Вот вынул хранящуюся в моём архиве рукодельную книжицу Леонарда Дмитриевича, на бумажной обложке которой обрамленное графическое изображение Парка. А сверху – рукою Постникова обращение: «Друг мой, друг мой…» Кто не помнит, это начальные слова «прощального» стихотворения Сергея Есенина: «Друг мой, друг мой, я очень и очень болен…» А ниже «есенинского» зачина – тревожная приписка: «Всё чаще думаю – не послать ли всё…» И – автограф основателя Парка истории реки Чусовой.

Не буду сейчас пересказывать содержание всей постниковской книжицы (там есть и вклеенные снимки, и стихи). Мне кажется, для нашего случая достаточно и обложки. Думаю, подлинные друзья и верные сподвижники Леонарда Дмитриевича не спишут это на свой счёт, но пусть те, кто относит себя к чиновному люду, а в особенности – к тем, кто воспрепятствовал, чтобы Парк истории реки Чусовой носил гордое и светлое имя Постникова, задумаются: это ведь по ваши души (да есть ли оные?) – обмолвка жившего в Чусовом великого человека: «Всё чаще думаю – не послать ли всё…»

Юрий Беликов

Категория: Новости Этнопарка | Дата:03.02.2017 16:16 | Просмотров: 684 | Теги: Постников
Смотрите так же :