Присоединяйтесь!

Вступайте в группу Этнопарка в FACEBOOK

Telegram канал Парка реки Чусовой

Livejournal

RSS канал новостей Парка реки Чусовой

Ссылки

Статистика

Поиск

Фотогалерея

Архив новостей

«  Октябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Главная » 2020 » Октябрь » 25 » История создания памятника
Новости Этнопарка [727]
Новости Cпорта [116]
Олимпийские игры [12]
Информация [15]
Памятные даты [70]

История создания памятника

Л.Д. Постников


Наверно, многим интересно, как велась работа по созданию памятника Леонарду Дмитриевичу Постникову на территории спортшколы «Огонёк», и вот моё изложение.

После смерти Леонарда Дмитриевича в феврале 2015 года всё острее поднимался вопрос о создании памятника. Памятника, который бы мог увековечить память о неординарном человеке, педагоге, человеке творце, старающемуся все свои мечты воплотить в жизнь, чему, собственно, всю её и посвятил.

Не нажив вилл и яхт, он отдал свою жизнь на воспитание спортсменов мирового уровня, да не просто спортсменов, а знатоков истории своего края и страны. Всё, что этому способствовало, тут же принималось Леонардом Дмитриевичем на вооружение. 

Росли ребята и их результаты. Разрасталась и хорошела спортшкола «Огонёк». Кроме горных лыж появился санный спорт с красавицей трассой, появился фристайл, а вместе с ними начал создаваться Музей истории реки Чусовой.

Покатили гости со всех сторон, дабы посмотреть на новое красочное чудо на Урале. Один из гостей, побывавших на Земле Постникова – Зиновий Гердт свои впечатления от увиденного выразил словами: «Восхищён, изумлён, ничего подобного в смысле воспарения души никогда не испытывал».

Зиновий Гердт и З.М. Постникова

З.Е. Гердт и З.М. Постникова

Такие же ощущения испытал и я, когда приехал по приглашению Леонарда Дмитриевича вместе со своими однокашниками для проектирования клуба «Алый парус». Письмо-приглашение он прислал в московский архитектурный институт, надеясь, что кто-нибудь из студентов этим заинтересуется и приедет, клюнув на обещанные за работу лыжи. Вот мы и клюнули, хотя лыжи потом не взяли. Узнав у бывших студентов, которые на 10 лет раньше, также как и мы, приезжали проектировать красавец Главный корпус, что Чусовой - это чёрный и холодный город, да ещё и спортшкола, находясь за городом, не имеет ни транспорта, ни магазина и, что нас ждут жестокие испытания, мы естественно затарились консервами и т.д. и т.п.

С поезда нас подхватили спортсмены, усадили в школьный автобус, набитый детьми, с лёгкостью запихнули наитяжелейшие рюкзаки куда-то под сиденья замороженного автобуса и через небольшое время мы приехали. Ребятня высыпала  из автобуса и за секунды умчалась в учебный корпус. Мы остались одни. Мороз градусов 20, солнце и при этом, как снег, падает изморозь. Перед нами красивейшая гора с цветными трассами и красавец главный корпус. Швейцария! У меня, бывшего спортсмена-горнолыжника защемило в груди от увиденного. Всё как на картинке фирменного конверта «Огонька».

К нам, не торопясь, от Главного корпуса, слегка покачиваясь, в длинном пальто-пуховике и заичьей мужской шапке шла женщина средних лет и, подойдя к нам на то место, где сейчас стоит памятник Леонарду Дмитриевичу, с иронией спросила: «Ну, кто здесь московские архитекторы?». Помявшись, ведь мы ещё студенты 5 курса, робко ответили: «Мы». И в это время я сдёрнул с верхней ступеньки автобуса самый тяжёлый рюкзак, который к моему стыду лопнул, и из него посыпались консервы. Женщина расхохоталась, как мать, застигнувшая своего сына на проступке. В солнечную Швейцарию со своими консервами! Позор!

Так я познакомился с Зоей Михайловной Постниковой. Я и представить себе не мог, что на этом месте, когда-нибудь по моему проекту будет возведён памятник её мужу   Леонарду Дмитриевичу Постникову. Попадая на это место в «Огоньке», всегда вижу идущую ко мне Зою Михайловну, всегда вспоминаю эту встречу и этого прекрасного человека.

Уход Леонарда Дмитриевича собрал много его соратников и друзей и, конечно же, зашла речь о памятнике. Что его надо проектировать и обязательно установить. Об этом во всеуслышание, ещё при жизни Леонарда Дмитриевича говорил поэт Евгений Евтушенко. 

Л.Д. Постников и Е. Евтушенко

Л.Д Постников и Е.А.Евтушенко

Среди гостей парка оказались пермские скульпторы Валентина  Ракишева и Вячеслав Просвирнов, которые заразились идеей, как и мы с Ольгой Леонардовной, сделать памятник. Посудачили на эмоциях, что-то порисовали, да и поняли, что ни денег, ни гранита, ни бронзы, дабы  увековечить  память о Леонарде Дмитриевиче основательно, как и положено было бы для почётного гражданина Пермского края, у нас нет и не предвидится. С тем и разошлись в своих размышлениях. 

Для меня очень важно было, чтобы это было солидно, профессионально, основательно. Чтобы Постников был изображён мечтателем, а не суровым дядей пугающим младших воспитанников «Огонька». И обязательно на памятнике должна присутствовать его страна, которую он фактически создал. Но как? Из чего? На долгое время эти мечты зависли в воздухе.

Навалились тяжёлые времена, сгустились тучи над дочерью Л.Д. Постникова – Ольгой Леонардовной, и, как предсказывал ей отец, потянулись к музею жирные грязные руки. Не до памятника было. Было тяжело и мерзко от одной мысли, что могут смять и уничтожить то дело, которое продолжила Ольга Леонардовна после отца. Ложь и клевета были оружием этих людей, но правда восторжествовала, а обладатели этих жирных грязных рук поразбежались. Кто-то даже фамилию сменил, от стыда видно. Добивать их Оля отказалась, не стала. Есть дела поважней. Тем более надо папе на могиле памятник поставить, да ещё, как оказалось, и маме. Сломали какие-то подонки памятник маме, который спроектировал и установил сам Леонард Дмитриевич. Опять боль, но нужно делать. 

Так бывает, когда идея приходит ночью. Тихо вокруг. Мысли крутятся сами. Что для Леонарда Дмитриевича и Зои Михайловны «Огонёк» и Музей? Да вся их жизнь! И возникла композиция – крест, который они несли вдвоём. Но как изобразить эту жизнь с целями и задачами, которые они претворили? Напрашивалась идея рисунка «Огонька» и музея. Кто сделает? Мы вспомнили о пермских скульпторах Вале Ракишевой и Славе Просвирнове. Я показал первоначальный упрощённый эскиз, но Валя сказала, что тема воздушного креста избита. Я расстроился, но решил изучить тему глубже. Просмотрел большое количество памятников известных людей, побывал на разных известных кладбищах в Москве, изучал в интернете.

В итоге, убедился, что нужно делать именно так, ведь при рисунках «Огонька» и парка вокруг воздушного креста идея становится завершённой, чего не было и близко в других изучаемых мною памятниках. В итоге скульпторы помогли не только приобрести необходимые по размеру камни, но и выполнить надгробный памятник. Многие маститые скульпторы делали надгробные памятники, ярчайший пример Эрнст Неизвестный Хрущёву. Известности и мастерства у него от этого не убавилось. Большое спасибо Вале и Славе. Как сказали мои друзья – архитекторы, мнение которых я очень ценю: «Памятник получился очень достойный». Это члены Союза Архитекторов Михаил Заславский, Владимир Варганов, Сергей Ачкасов, Александр Львов. А Саша Львов один из авторов главного корпуса на «Огоньке». Это он и его друзья сделали из  «Огонька» Швейцарию.

В.Я. Курбатов на могиле Постниковых

Т. Котегова, А. Корляков, О. Сюткин, Е. Постнова

Мне ещё очень хотелось, чтобы через этот воздушный крест, за который я очень боролся, был виден стартовый домик на Арининой горе. В этом некая изюминка и живая связь времён. Как получилось судить Вам. 

Закончилась эта кропотливая работа, а к памятнику на «Огоньке» подступиться всё ещё было невозможно. Те же проблемы: гранит-ли, бронза-ли, деньги-ли, всё также, что называется - в присутствии отсутствия.

Три года назад позвонили Ольге Леонардовне из чусовского филиала   АО "Газпром газораспределение Пермь» с просьбой помочь найти скульптора, чтобы обтесать гранитную глыбу под памятник Ермаку, который находится в Новом городе, т.к. существующий постамент маловат для человека, прирастившего Сибирь к России. Ермак должен стоять на большом утёсе и желательно вообще на набережной Чусовой, как предлагал Леонард Дмитриевич Постников. Берега реки – любимое место отдыха чусовлян. Памятник Ермаку у реки мог потянуть за собой и благоустройство набережной, что решило бы прекрасную градостроительную задачу. Скульптор приехал, оценил работу, но денег за неё никто не пообещал.  

О.Л. Постникова

Прошёл год. Ничего не изменилось. Видимо на небесах думали по-другому.

Звонят опять из Газпрома.  

- А не отдать ли его Вам? У Вас камень не пропадёт – найдёте применение, а нам не будет загромождать территорию. Сколько можно ждать-то?

Камень привезли и поставили при въезде в Парк. 

Гранит для памятника

8 тонн! 2 на 2 метра, глубиной метр, неровный, цвет рыжевато-серый.

Ольга Леонардовна робко предложила: «Может папе памятник из него сделать на «Огоньке»? 

Я задумался: уж больно кособокий, суровый, могучий камень, да и цвет мне сначала не приглянулся. Начал размышлять над композицией, как бы я изобразил Леонарда Дмитриевича на этом камне. В уме постоянно всплывала фотография, сделанная давним другом Леонарда Дмитриевича – поэтом Юрием Беликовым. Изображение просто просилось на этот камень, а рядом виделся корабль с алыми парусами, как символ мечты.

Когда-то, лет 15 назад, к юбилею Леонарда Дмитриевича, я сделал на скорую руку вместе с архитектором Алексеем  Ямышевым подарочный коллаж, применив это самое фото Юрия Беликова. На нём,  закинув руку за голову, с мечтающе-сияющим лицом стоит Л.Д. Постников. Великолепное фото. Редкое состояние, как бы не свойственное ему. Везде он серьёзен, полон дум об «Огоньке», стране, мире. А тут светлая полуулыбка, мечтательные глаза юного, озорного мальчишки. И коллаж получился с юмором: «Вот смотрите, я мечтатель дон Кихот, и ветряная мельница сзади стоит, а вокруг мои воспитанники и моя страна, которую я придумал и она ожила».

Подарочный коллаж

Всё это всплыло, и началась работа над уточнением эскиза. Изображение я надеялся сразу отдать скульпторам Валентине Ракишевой и Вячеславу Просвирнову, т.к. они уже в теме. Но корабль!? Из чего? Кто сможет его сделать? Просится бронза, но она темна и о-очень дорога, на горизонте может замаячить Церетели, а нам этого не надо. Если камень большой, то изображённому на нём человеку надо смотреть вверх, как на фото Юрия Беликова. Тогда корабль должен быть ещё больше. Что же это будет за мечта, на которую надо смотреть сверху вниз, это не мечта, а мечтишка. А здесь нужна большая мечта, светлая! Бронза для мечты темновата. Титан? Нержавейка? Стекло? Какой материал? Всё это крутилось с бешеной скоростью в голове.
Титан, как он подходит для Леонарда Дмитриевича, не только цветом, но и своим великолепным названием.

Стекло? Хрупко. Нужно помнить и о вандалах, да и для детишек опасно.

Нержавейка… Опять всплывает нержавейка, а мне уже стыдно обращаться к нашему с Олей другу Владимиру Кунину, он и так уже сделал столько для музея безвозмездно, и список наших мечт закончился. Очередной раз напрягать компанию «ЛИК», возглавляемую Володей, какими-то своими новыми выдумками было просто страшно и стыдно. «Пристрелят при приближении к проходной», - думал я.

А тем временем набросок уже переходил в стадию эскиза. И я всё больше приходил к мысли, что нужно падать в ноги Володе Кунину. Помочь сможет только он. Он читал прекрасную книгу «Земля Постникова», написанную другом и соратником Леонарда Дмитриевича - Василием Михайловичем Бубновым. Кунин глубоко в теме и знает о свершениях Леонарда Дмитриевича. Он его уважает. Тем более что фирма заканчивает изготовление въездной арки «Земля Постникова» перед центральным въездом на «Огонёк». Инициатором создания этой Арки является сам Владимир Кунин, я лишь послушный исполнитель эскизов.

 

Изготовление элементов входной Арки

Звоню Володе. Дрожащим голосом рассказываю о свалившемся на нас счастье в виде большого гранита. Есть идея, но нужна твоя помощь.

Володя очень уставшим и замученным голосом сказал: «Андрюх, ну привези, посмотрим». 
Для нас с Олей это был луч надежды.

Приехал в Москву, в «ЛИК». Очередной раз пробежались по чертежам Арки с Володей и конструктором Сергеем Жигалко. А после, я показал эскизы с достаточно натуралистичным кораблём-мечтой к памятнику Леонарду Дмитриевичу.

«Оставь,- сказал Володя. - Я подумаю».

Эскиз памятника Л.Д. Постникову

Я уехал. Томился в ожидании.

Звонит Володя: «В общем, так, корабль нужно переделать. Мы, конечно, можем его сделать, но даже для нас это будет очень дорого. Думай, рисуй. Старайся поближе к нашим технологиям».

И я окрылённый начал работать дальше. Импрессионисты, конструктивисты, Маяковский, стихи которого любил Леонард Дмитриевич - крутилось у меня в голове. Должно быть что-то угловатое, но в тоже время, чем-то объединённое и, обязательно раздробленное, чтобы было много бликов на нержавейке. Мечта должна мерцать, как мираж – думал я. И если мечта будет выглядеть хрупкой и ускользающе-динамичной, то можно сыграть на контрасте со статичной формой камня, на котором должен был быть изображён барельефно Леонард Дмитриевич.

Эскиз памятника Л.Д. Постникову

Рано утром, на удивление быстро, за чашкой кофе, сложилась новая композиция с новым подиумом. Меня даже дёрнуло. Аж мурашки пробежали. Вот оно! Близко! Горячо! Даже сделал быстрый эскиз с алыми парусами, чтобы убедиться, что это слишком влоб и отвергнуть навсегда.

В композицию вошёл круг – выражающий планету, страну, солнце, мир. В конце концов, кольцо или обруч, через которое вместо льва прорывается корабль мечты, материализуясь у нас на глазах. Сама собой встала на место деревянная часовенка – символ православной России и, птицы, как птенцы Леонарда, взлетающие в небо. Это то, что нужно. Не подвели бы скульпторы и Кунин Володя.

Осталось поработать над подиумом, в который тоже хотелось что-то вложить. Опять поиск и неудовлетворение…Бумага всё терпит. И пришла мысль из далёкой студенческой юности в МАРХИ.
Маленькое отступление. На каждом курсе мы сдавали серьёзные проекты с периодичностью в 2-3 месяца. Чем выше курс, тем сложнее проект. И оценивали их наши преподаватели, маститые архитекторы-профессора,  фактически по семибалльной системе: от единицы до пятёрки как в школе – это понятно, а дальше шла оценка 5+, что считалось ну о-о-чень высоко. Но самой высокой оценкой являлись две буквы в кружочке МФ, что означало Метфонд – Методический фонд. Работу забирали в этот самый Метфонд навсегда, чтобы следующие поколения студентов учились, как надо максимально прорабатывать тему в классическом триумвирате архитекторов: польза, прочность, красота. Такие работы становились эталоном. Мне очень повезло, что за 7 лет учёбы в МАРХИ 4 моих проекта были оценены этой высшей наградой для студентов нашего института. Гордость на всю жизнь.

Как вы, наверное, догадались, я и решил попробовать сделать подиум в таком же ключе, да ещё и ввести возможность награждать ребят на первых трёх уровнях. И получилось – 1,2,3 ступени – это пьедестал для спортсменов, а далее длинный подиум-стена, на который могут попасть при усердии многие.

Вершина подиума – это пьедестал для Метфонда. Это, так сказать, штучные люди. Не боюсь сравнения, такие как Гагарин, Королёв, Курчатов и далее в разных видах деятельности.
Это люди-творцы, гордость Страны. Таким же, на мой взгляд, является Леонард Дмитриевич Постников – Педагог, Гражданин, Творец.

И вот уже с таким посылом подиум для меня сложился очень быстро. Тем более, что мне пришлось сделать и макет памятника в картоне, о чём требовательно попросил Володя Кунин, для лучшего понимания конструкторами поставленной перед ними задачи (спасибо девушкам из магазина «Книги» на Ленина, которые подобрали нужный для макета картон и клей. Это ведь не Москва). 

Макет памятника в картоне

Тем временем скульпторы Вячеслав Просвирнов и Валентина Ракишева прорисовали прекрасно попадающий в суть идеи, карандашный портрет на основе фотографии Юрия Беликова. Но, что-то опять мне мешало для полноты идеи. Только повернув его под большим углом, тем самым, придав Леонарду Дмитриевичу полу лежачее, откинуто-расслабленное положение тела, я закричал от радости, что всё! Ура! Вот оно! Это должно получиться. Да поможет нам Бог! Только бы всё срослось, только бы не вставляла жизнь палки в колёса. А она вставляла эти палки по полной программе. Смерти близких людей в Москве, пандемия, а уехать нельзя: работы по нескольким направлениям могут сорваться, если меня засадят в карантин туда и обратно. Подведу всех. Страшно подумать. Не менее страшно не проститься с близкими по духу людьми. Тяжело. 
Но вернёмся к наклонному положению Леонарда Дмитриевича. Такую позу многократно видели друзья и соратники, только картину добавляла любимая кошка Груша, которая двигалась по нему, как хотела (помните, пушкинский дуб зелёный «и днём и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом»), а он её нежно прижимал к себе и поглаживал. Но кошку для барельефа я отмёл - мечтательности во взгляде маловато. 

Л.Д. Постников с кошкой Грушей

Двинулись дальше. После выполнения необходимых рабочих чертежей обрисовались габариты камня и корабля. Пермские скульпторы взялись за материализацию эскиза барельефа, а московские «скульпторы по металлу» – за реализацию корабля-мечты.

Место установки памятника было определено совместно с директором спортшколы «Огонёк» Алексеем Борисовичем Колтыриным - на её центральной площади, куда приезжают все дети и туристы. Именно на то место, где, будучи ещё студентом, я вышел из промёрзшего автобуса и окунулся в уральскую Швейцарию. Где впервые увидел ближайшую помощницу Леонарда Дмитриевича, его правую руку, завуча спортшколы, жену Зою Михайловну Постникову, которая являлась воистину второй мамой для всех детей «Огонька». Это место для меня святое, и другого для памятника Леонарду Дмитриевичу я себе представить не мог. Разными людьми предлагались и другие места, но представить на них памятник у меня не получилось. 

Схема размещения памятника

«Огонёк» и Парк – это, по сути, маленький городок, и памятник должен решать градостроительную задачу этого маленького городка - организовывать пространство в единый ансамбль. Тем более что перед входом на «Огонёк» должна встать серебристая арка с названием «Земля Постникова», работы над которой уже завершены, с января месяца этого года ожидала изготовление корабля для отправки в Чусовой одной машиной. Эта Арка должна была заинтересовать впервые попадающих на «Землю Постникова» посетителей, дать им понять, что они переместились в пространство, где от возможностей «воспаряет душа» (слова Зиновия Гердта). А после, приезжающие должны просто упереться в памятник создателю этой чудостраны для детей. Зона эмоционального удара должна бить наповал! «Мощно!»,- как говорят мои друзья – архитекторы. И в этой связи, сразу, все подъезжающие к памятнику Леонарду Дмитриевичу, читают его четверостишье. И вступая в свой личный диалог с Постниковым, надеюсь, должны задуматься, а так ли я живу? (Кстати, подобрать шрифт похожий на почерк Л.Д. Постникова мне помогла Ксения Чудинова, хотя самый титанический труд по обведению моих каракуль на въездной арке и этого четверостишья достался прекрасным конструкторам фирмы «ЛИК» Марии Александровне и Юрию Александровичу Солоха, которым, похоже, я буду должен за это до конца жизни!. Конструктору «ЛИКа» Сергею Валентиновичу Жигалко и мастеру Роману Костенюку должен ещё раньше).

Все направления заработали. Нужно срочно делать пьедестал. А это перенос газовой трубы (спасибо Алексею Борисовичу Колтырину и Чусовскому филиалу АО "Газпром газораспределение Пермь»), подготовка грунта, сваи и тяжёлые изнурительные работы по армированию и бетонированию подиума. А на улице жара за 30. Зону будущего расположения памятника освещает солнце весь световой день. Скульпторам Вале и Славе досталось не меньше. 

С места, где его выгрузили, переместить мы его не могли. Хорошо ещё, что нам помог его перевернуть и установить на удобной для работы скульпторов высоте водитель огоньковского погрузчика, мастер своего дела Юрий Чудинов. Навес, сооружённый над гранитной глыбой, от жары не спасал и скульпторов. Только Архиповка со своими притоками и выручала: все тела в неё погружались с шипением. 

Валентина Ракишева

Вячеслав Просвирнов

А. Калинин, В. Просвирнов с сыном

В. Просвирнов и В. Ракишева

В. Ракишева

С проектом армирования всего постамента помогла мой близкий друг,  конструктор из Москвы с фантастическим опытом Наталья Львовна Филиппова. А фундаменты въездной арки разрабатывал не менее талантливый конструктор Владимир Николаевич Фомичёв. Как говорят мои друзья – архитекторы, совместно спроектировавшие с ними десятки зданий по всей территории СССР:  «Они лучшие!».

Итак, команда под руководством Михаила Юрьевича Храмцова в составе Сайботалова Равиля Рашидовича, Глушкова Андрея Михайловича, Тиукова Сергея Владимировича и Юдина Сергея Евграфовича, взялись за ответственную работу по строительству постамента. Подготовка грунта, сваи, железобетон и облицовка. 

Строительство постамента

ООО "МЕТАЛЛУРГСЕРВИС" – М. Ю. Храмцов


Пошёл отсчёт времени. В нём было всё: и удачи и ошибки, которые противный архитектор требует исправить. А с Евграфовичем поругались так…(архитекторы всегда мешают строителям, выжимая из них максимум), что теперь он работает в нашем Парке и у него много прекрасных проектов по его улучшению. Дай Бог, чтобы он всё воплотил в жизнь.

Мы мечтали открыть памятник в начале августа, но многие обстоятельства отодвигали этот срок. Наконец настал момент, когда стало возможным установить гранитный камень на пьедестал. Для всех это было очень волнительно. Для безопасности был вызван мощнейший кран из Лысьвы. Николай Петрович Коротков, мастер-крановщик, виртуозно поднял камень на машину, которая медленно и торжественно проехала с территории парка, где с ним работали скульпторы. Мимо клуба «Алый парус», мимо учебного корпуса и гостиниц к месту своего дальнейшего пребывания, надеюсь, на очень многие годы. 


Когда барельеф поднимали из машины, по словам пермской художницы Татьяны Котеговой (если кто не знает она часто балует нас красивейшим колокольным звоном): «Показалось, что Леонард Дмитриевич встаёт из машины в полный рост!». Вот бы и в этот момент зазвучали колокола.
Мы со скульпторами Вячеславом Просвирновым  и Валентиной Ракишевой основательно помучили Николая Петровича и исполняющих роль стропальщиков Александра Германовича Алымова и Андрея Владимировича Бабкина, заставляя раз за разом поднимать и опускать столь ценный груз, пока камень не встал как надо, после чего Петрович воскликнул: «Вот бы такую работу каждый день!». 

Спасибо Николай Петрович!


Скульпторы продолжили работать над барельефом, уже корректируя нюансы при новом освещении, и готовили плоскости для примыкания корабля-мечты. Пройдя сомнения и споры, свойственные всем творческим людям, мне кажется, что у них получилось здорово! Техника выполнения портрета прекрасно сочетается с современным материалом корабля и выразительно подчеркивает мечтательность с лёгкой полуулыбкой Леонарда Дмитриевича, одновременно смотрящего и на корабль-мечту, и вовнутрь себя. Умеют Валя и Слава отсекать лишнее!  

По моей просьбе, были проверены все углы в местах примыкания, т.к. сам корабль находился уже в стадии отправки и упакованный ждал нашего сигнала. Уточнить всё досконально было невозможно, т.к. сборочные чертежи находились внутри него. Мы подстраховались в необходимых местах. На этой стадии Славе и Вале даже помог Виталий Суслов, прекрасные фотографии которого Вы часто видите на сайте парка. Он бучардил с таким рвением, выслушивая наставления Славы, что я побоялся его ухода от нас в скульпторы. 


Наконец-то настало время звонить Владимиру Владимировичу Кунину для определения даты окончательного монтажа. Мы предложили Володе  выбрать удобное время для монтажных работ при условии открытия памятника в одну из пятниц с 30 сентября по 9 октября. И он назначил дату 9 октября: группе специалистов его фирмы было удобно произвести все работы с 5 по 7 октября. Мы понимали, что это связанно с большой плановой загрузкой на их предприятии.

 Они приехали рано утром 5 октября: Киселёв Андрей Вячеславович, Хатиров Владислав Владимирович, Васин Николай Николаевич и сам Владимир Владимирович. Я думаю, он простит, что для краткости я называю его по имени из-за нашей давнишней дружбы с ним.

До долгожданного открытия памятника оставалось всего 4 дня. Анонс об этом уже опубликован. Волнение нарастало. Вдруг что-то не сойдётся, вдруг что-то не учли! Да ещё в это время года, помимо дождя, мог повалить и сильный снег. 

Мы обеспечили монтажную группу всем, что нужно для полноценного отдыха. Необходимые инструменты и оборудование они привезли с собой. Проехав на машине от Москвы до Чусового, бригада тут же с колёс занялась разгрузкой фуры и распаковкой ценного груза. Теперь уже место за краном занял чусовлянин Михаил Александрович Костяев, который точно выполнял все команды Владимира Кунина. Работы велись безостановочно под чутким и внимательным взором Владимира до позднего вечера параллельно то на арке, то на памятнике.

Взаимопонимание было на высоте. Это отличительная особенность «ЛИКа». То, что конструкции вырастали как грибы после дождя, покорило всех, кто смотрел со стороны. Мы (Ольга Леонардовна, Александр Германович и ваш покорный слуга) не успевали снимать упаковочную плёнку, и крановщик Миша, не удержавшись, азартно начал нам помогать. Такой был темп монтажа у ЛИКовцев. 

Первый день был солнечный, а на второй заморосил противный дождик, усилившийся в конце дня. Но ЛИКовцы были неудержимы, и окончательная сборка Арки и памятника были закончены под яркими светильниками монтажников в 11 часов вечера 6 октября 2020 года. Я не мог поверить, что он ЗАВЕРШЁН!

Конечно же, мы сделали поочерёдно несколько снимков в дождливой темноте на память об этом столь важном для чусовлян и огоньковцев событии, - фото первых минут существования долгожданного памятника. Дальний свет фар трёх машин не позволил нам осветить его ярче из-за дождя.

Но всё же памятник родился!
Арка встала на своё место!

Монтаж Арки и памятника. В. Кунин

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Монтаж входной Арки

Завершение монтажа входной Арки

 

Команда «ЛИК»овцев

Завершение монтажных работ

На открытие памятника

Теперь нам предстояло обернуть их в ткань для церемонии открытия. Но из-за дождя и высоты обоих сооружений мы не смогли прикрыть их верхние части, чтобы полноценно сохранить тайну до открытия. Решили так и оставить. В конце – концов, получилось символично: немыслимо закутывать мечту в мокрую тряпку – задохнётся. После первой фотосессии ЛИКовцы с гордостью заявили, что такой памятник не стыдно поставить в центре Москвы. Это была первая оценка всем, кто прикоснулся к созданию памятника. А их, как Вы понимаете, было не мало, только одних Ликовцев свыше 70 человек.

Мы все хорошо потрудились. Точно также и Леонард Дмитриевич приглашал мастеров разных профессий, заражая их своими идеями, для создания «Огонька» и музея, давая при этом возможность проявить себя каждому, кто, как и он, хотел «смонтачить мир вокруг себя».

Но, как в русской сказке, всё бы хорошо, да не всё. И грозит теперь Ольге Леонардовне, дочери Леонарда Дмитриевича Постникова за установку памятника не на территории Парка, а на «Огоньке», (что абсолютно логично), змей Горыныч, в виде уголовного дела. Мол, нецелевое использование средств! Мол, НИЗЯ-А-А! А вопрос всего лишь в аренде у Края 24 квадратных метров, на которых расположен памятник.

Спасибо Главе чусовского округа Сергею Владимировичу Белову, сказав, стройте, взял на себя обязательства по согласованию данного инцидента. Не может стоять памятник Постникову в другом месте. Это всё равно, что ставить памятник маршалу Победы Георгию Жукову не на Красной площади, а, где-нибудь, пусть даже и в очень красивом Столешниковом переулке. Спасибо Сергею Владимировичу и за поддержку краевого проекта «Чусовские затеси», в рамках которого помимо ремонта мостов, мельницы и других элементов благоустройства Парка входило и создание памятника. 

А дальше, 9 октября пройдёт официальное открытие памятника Л.Д. Постникову.

Впервые прозвучит гимн Арининой горы Василия Михайловича Бубнова, автора и гимна, и книги «Земля Постникова» тираж которой разлетелся молниеносно, а желающих иметь её, ой, как много. Гимн исполнит ученик Ларисы Ибрагимовой Георгий Данилов.  
Одну из любимых песен Леонарда Дмитриевича «Уральская рябинушка», как всегда прекрасно, исполнят Елена и Николай Дмитриевы.

Прозвучит песня «Трасса Леонарда» на стихи Николая Шабунина в исполнении пермских бардов Евгения и Галины Матвеевых (музыка Е. Матвеева).

Красиво и не торопясь снимут белую ткань с памятника мастера спорта России по фристайлу Никита Паркачёв и Никита Брагин и перед нами откроется первый раз при дневном свете памятник во всей красе, памятник Леонарду Дмитриевичу Постникову.

Отзвучит музыка Эдуарда Артемьева, в которой так много мечты и ностальгии и разольётся по «Земле Постникова» праздничный колокольный звон в исполнении прекрасной пермской художницы Татьяны Котеговой.

Вечером после открытия раздастся звонок телефона от наших с Олей друзей Марины Черных и Марины Столяровой: «Ребята, такое ощущение, что Арка и памятник Леонарду Дмитриевичу стояли здесь всегда!»

P.S.  Считаю всех, участвовавших в создании памятника – соавторами.

Спасибо всем причастным к созданию памятного монумента.

Поклон Людмиле Александровне Вайсбаум и её академической капелле "Благовест", которые одни из первых поддержали идею создания памятника.

И, пожалуйста, извините, если я кого-то не упомянул.

А.С. Калинин

Категория: Новости Этнопарка | Дата:25.10.2020 17:59 | Просмотров: 234 | Теги: чусовские затеси, ИПК ЛИК, памятник Постникову
Смотрите так же :