Присоединяйтесь!

Вступайте в группу Этнопарка в FACEBOOK

Ссылки

Статистика

Поиск

Фотогалерея

Архив новостей

«  Ноябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Главная » 2011 » Ноябрь » 25 » Виктор Астафьев - Мне нечего сказать на прощанье - 29.11.2001
Новости Этнопарка [576]
Новости Cпорта [112]
Олимпийские игры [12]
Информация [10]
Памятные даты [55]

Виктор Астафьев - Мне нечего сказать на прощанье - 29.11.2001

АстафьевДесять лет назад, предрассветным утром 29 ноября 2001 года, ушел из земной жизни русский писатель Виктор Петрович Астафьев.

Яркий и глубокий талант Астафьева еще не до конца оценен критиками и читателями, но и сегодня ясно – не скоро появится в России личность подобного  масштаба, а, значит, некому взвалить на себя тяжкий крест оберегать словом душу человека, тормошить людей, не давая им забыться в нравственной немощи и глухоте.

Общеизвестно, что «писательской родиной» для Астафьева явился город Чусовой. 

С Чусовым много связано как в личном, житейском, так и в творческом плане. Отсюда родом его жена и верная, поистине боевая подруга Мария Семеновна Корякина, с которой он прожил в уральском городке долгие восемнадцать лет,  здесь он обрел друзей на всю жизнь – таких как известный российский критик Валентин Курбатов и Леонард Постников - легендарный человек, создавший в глухом таежном углу мирового уровня спортивную школу горнолыжников и саночников  «Огонек», а затем и уникальный музей истории реки Чусовой. Здесь он нищенствовал и бедовал в убийственных сомнениях по поводу неясных перспектив дальнейшей жизни, здесь он построил первый собственный крохотный домишко, здесь он, сторожа от послевоенных лихих татей колбасный цех, писал свой первый рассказ, здесь он ежедневно «гнал строчки», будучи литсотрудником районной газеты и мечтая освободиться от этого угнетающего душу ярма для занятий настоящей литературой.


Весть о кончине Виктора Петровича, пожалуй, первой пришла в Чусовой из Красноярска. Валентин Курбатов вспоминает: « Двадцать восьмого ноября вечером я позвонил Виктору Петровичу из Москвы проездом в Чусовой на двадцатилетие «Музея реки Чусовой», где ему была посвящена лучшая экспозиция… В Чусовой мы опоздали без малого на два часа… Шел третий час ночи. Слава Богу, нас ждали. Но радость была сметена мгновенно.

- Уже знаете?.. Прошлой ночью, пока вы ехали, умер Виктор Петрович.

И как же все сразу переменилось… И этот «желтопокрашенный деревянный вокзал, подвеселенный голубыми окнами», который встретил их с Марией Семеновной в 1945 году как раз об эту позднеосеннюю или раннезимнюю ноябрьскую пору. И этот Ленин в голом сквере, « приваленный шапкой свежего, еще не закоптившегося снега», которому он сказал, притронувшись к новой пилотке: «Здравствуй, Владимир Ильич, единственный мне здесь знакомый человек!»

Скорое на утешение сердце торопилось оправдать себя тем, что вот, слава Богу, горькая весть застала все-таки не в каком-нибудь чужом месте, а в Чусовом, который был ведь не просто городом, где он прожил восемнадцать послевоенных лет, а родиной и колыбелью его писательского дара.

…И я опять утешаю себя тем, что не зря встретил известие о смерти Виктора Петровича именно в этом городе, который был родиной его первого военного рассказа и местом действия последнего, который должен был закрыть его военную тему навсегда…Этот последний рассказ назывался «Пролетный гусь», и на него одинаково оглядываются, как на свой, Чусовой и соседняя Лысьва.

Я снимаю с полок и раскладываю его книги на столе, на диване, на полу… От беднейшей молотовской книжечки «До будущей весны» со скверной, тусклой, словно из отрубей, ломкой бумагой, которая оставляет на пальцах сухой пыльный след, до прекрасных изданий «Терры». «Последний поклон», «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Ода русскому огороду», «Царь-рыба», «Печальный детектив», «Чертова яма», «Плацдарм», «Так хочется жить», «Зрячий посох», «Пролетный гусь»… Это только основные сочинения, сами диктующие названия книгам. А есть еще несчетные малые издания…»

Связь с городом послевоенной молодости не прерывалась у Астафьева никогда. Существовала обширная переписка с чусовлянами, и Мария Семеновна вместе с Виктором Петровичем и в Перми, и в Вологде, и в Красноярске были в курсе всех важных событий, происходивших в Чусовом и его окрестностях, в частности, у Постниковых под Арининой горой и на ее крутых склонах. Леонард Дмитриевич Постников, прибегнув к поэтическому слогу, отправил однажды в Красноярск вот такое послание:

Виктор Петрович! Мария Семеновна!
Как на духу вам клянусь:
Речка Архиповка здесь не заплевана
И не затоптана Русь.
Хариус в яминах прячется стаями,
Ива с ольхою сплелась.
В нашу церквушку народ неприкаянный
Прет, бестолково крестясь…
Виктор Петрович! Мария Семеновна!
Ну их – и «этих»,  и «тех»!
Речка Архиповка пляшет «Семеновной»,
Пляшет сквозь слезы и смех.


Это было своеобразное, нетривиальное приглашение приехать из Красноярска в Чусовой – Астафьев все собирался в последние годы жизни оторваться от поглотившей его целиком писательской работы для встречи с городом «веселого солдата». Не получилось. Не успел.

Мария Семеновна, разбирая на рабочем столе документы писателя  после его  ухода в вечность, обнаружила страшный текст, написанный твердой рукой – значит, еще до инсульта, в полном сознании и адекватной реакцией на действительность. Вот этот текст, ставший, по сути, общеизвестным, но не потерявший от этого обстоятельства своей трагической силы: « От Виктора Петровича Астафьева. Жене, детям, внукам. Прочесть после моей смерти. Эпитафия. Я пришел в мир добрый, родной и любил его безмерно. Ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощанье. Виктор Астафьев.»

Астафьев этнография


Много раньше писатель оставил в записной книжке друга и критика Валентина Курбатова значительно более светлые слова, размышляя о сути жизни: « Я думаю, что, в конечном счете, все же главное вот это – Енисей, береза на скале, светлая осень, и когда придет последний час, все это и будет видением, а не злодеи, лжецы, лицемеры и ворье… И спасибо жизни за жизнь, а памяти за то, что она очищает прошлое от скверны. Виктор Астафьев. Октябрь 1986 года (дивная осень!) Село Овсянка».

В нашем музее собраны и представлены вниманию экскурсантов различные документы о жизни и творчестве русского писателя Виктора Астафьева. А в пруду на территории музея сверкает серебристо-стальной чешуей выскочившая из воды в могучем порыве да так и застывшая в воздухе воспетая Астафьевым царь-рыба.


Василий Бубнов

Категория: Памятные даты | Дата:25.11.2011 18:02 | Просмотров: 789 | Теги: Астафьев
Смотрите так же :