Присоединяйтесь!

Вступайте в группу Этнопарка в FACEBOOK

Ссылки

Статистика

Поиск

Фотогалерея

Архив новостей

«  Сентябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Главная » 2010 » Сентябрь » 1 » 1 сентября- годовщина начала похода Ермака из Нижне-Чусовского городка в Сибирь
Новости Этнопарка [568]
Новости Cпорта [112]
Олимпийские игры [12]
Информация [10]
Памятные даты [55]

1 сентября- годовщина начала похода Ермака из Нижне-Чусовского городка в Сибирь

История полна тайн и загадок. К одной из жгучих и интереснейших тайн относятся события Ермаковой экспедиции в Западную Сибирь. Имя легендарного казачьего атамана известно, кажется, всем и каждому.

Ермак… кровь от крови, плоть от плоти был он вольным казаком: полевал – воевал – атаманил... Сейчас  бы мы сказали – коренной казак.  Долго искали Строгановы, кого послать на покорение земель сибирских  и, наконец, нашли его, Ермака.
 
Василий Тимофеевич Аленин (таково настоящее имя Ермака) двадцать лет до похода в 1582 – 1585гг. не раз скрещивал саблю и с ляхами, и с ливонцами, и неверными турками, не только сам воевал, но и других на сечи водил, атаманом, воеводой казачьим выбирался. 
Кто он такой, какого рода-племени, из каких краев?  Точно не известно, однако есть сведения о том, что «Дед его был суздалец посадский человек, жил в лишении, от хлебной скудости пошел во Владимир, именем его звали Афанасий Григорьев сын Аленин, и тот воспитал двух сыновей Родиона и Тимофея, и кормился извозом и был по найму в подводах  у разбойников, на Муромском лесу пойман и сидел в тюрьме, и оттуда беже с женою и детьми в Юрьевец Поволской умре, а дети его Родион и Тимофей от скудости сошли на реку Чусовою в вотчины Строгановы,  ему породили двух детей: у Родиона два сына – Дмитрий да Лука, у Тимофея дети Гаврило да Фрол да Василий. И оной Василий был силен и велеречив и остр и ходил у Строгановых на стругах в работе, по рекам Каме и Волге, и от той работы принял смелость и, прибрав себе дружину малую, пошел от работы на разбой, и от них звашася атаманом, прозван Ермаком…» 
И вот у пристани Чусовского городка ладятся, снаряжаются новые к дальнему походу готовые струги, грузятся оружием, запасом огненным, провиантом и доспехом вдоволь.

Чусовая… Далеко за пределами Прикамья известно имя уральской красавицы. Быстрые перекаты и спокойные плесы, величавые громады вековечных камней, дикие пещеры, узкие теснины и пенные пороги, а главное сам Седой Урал, который, прихотливо петляя, пересекает эта река, - справедливо снискал далеко идущую славу. Торной дорогой были когда-то берега Уральской реки, дорогой, по которой можно было перейти из Руси в Сибирь.

И пустились по бурным водам Чусовой вплавь струги дружины Ермаковой на покорение неизведанных ранее земель…

Камский край – рубеж земли русской. Его часто переходят сибирские татары, остятские князья, степняки-нагайцы. Для его защиты пригласили Строгановы из Гуляй-поля боевого атамана Е. Т. Аленина с дружиною в 540 человек. Был он вельми мужествен и разумен, и человечен, и всякой мудрости доволен. Лицом плоск,  волосом черен. Вместе с Ермаком испытанные друзья-товарищи, воины. Иван Кольцо – отчаянный, бойкий и необычайно ловкий человек, первый в думах и сечах. Невероятно смелый и вечно чем-то недовольный Богдан Брезга. Уроженец Польши Никита Пан, хитрый и очень спокойный волжский атаман.  Матвей Мещеряк, человек родом из мещер. Суровый, страшный -  Ермак, редко терпевший, чтоб ему перечили, не раз соглашался с ним. Подвижный Яков Михайлов, Митя Бритоусов, Савва Болдырь, Иван Гроза, Черкас Александров,  Иван Корчига. Плечом к плечу с дружиною стали они монолитным щитом на крайнем рубеже земли камской, сверкая серебром боевых шлемов. 

Проводы

1 сентября 1582г. в Чусовском городке с самого утра необычное оживление. Золотистым шелком отливают свежие срубы. Грудастые, упругие струги степенно покачиваются на быстрой воде Чусь-вы. Царственно над синей водой пролетают ермаковы лебеди. В посаде замерли журавли солеварен. Из богатых Строгановских  хором, из крепости, доносится гул голосов. Богаты, очень богаты купцы, но прижимисты, а для дальнего похода провианта и оружия не мало требуется. Но вспомнили про богатства сибирские и скрепя сердце дали. И вот снаряжение погружено, воинство выстроено, с крепостных стен грохнули пушки, заиграли трубачи и дудочники.  Торжественно выдвинулись знаменосцы, впереди всего войска стремительной поступью идет Ермак в окружении атаманов. А дальше идут ружейники, арбалетчики, копейщики; из Строгановских амбаров тащат пушечки, катят сороку-семипятку (новшество – семиствольную  пищаль на лафете). Народ, как  летний луг, пестрыми цветами рассыпался на их пути. Словно быстрые стрижи снуют босоногие мальчишки. Вздыхают, подавляя улыбкой слезу, невесты и жены. Корявой, заскорузлой  рукой благословляют старцы. Они-то знают, сколь труден и опасен предстоит путь воинам, сколько лиха они хлебнут в неизведанном сибирском краю.

Зимовка на Чусовой

По осенней  воде  шли не шибко ходко: быстрина не пускала. А когда схлынула полая вода, о днища грузных стругов, до верху уторканных воинскими припасами, стали бить острые камни. Настигла непогодь, подул сиверка,  зашуршала шуга, а вскоре и совсем стали. Нашли подходящий камень с пещерой, где и решили перезимовать. По берегам реки сизым дымом запышкали сырые костры. Просушили соленую от пота и непогоды одежду, наскоро сварили еду, а уж потом стали ночлег ладить.  Кострищами согревали стылую землю, устилали пихтовым лапником и, измытаренные долгим переходом, валились вповалку одоленные сном, огородив свое лежбище от волков горящими завалами сушин. Кто половчей, окольным путем поднимался на камень и оттуда по веревке спускался в просторную пещеру ночевать. Землянки уж после сробили, а камень с пещеры Ермаком прозвали, такой же крутой и непреступный оказался.

Переход по рекам
             
Вскоре согнала бурливая весна в лебединые стаи льдины, но дикая Чусь-ва не унималась. Тяжкие, долгие версты. Чтобы   перевалить через Каменный пояс и попасть в далекую Сибирь, надо было много потов пролить и много рек пройти. По быстрине к  бойкой, игривой Серебрянке тянулись струги. Самые грузные бросили, остальные передвигали по запрудам, перегораживая реки парусами. Гнобились по топким болотам, тянули струги волоком, привал сделали на длинном заросшем острове Какуй, который потом стал называться Ермаковым. Рубили просеки в чащобах, пробирались сквозь буреломы, тащили суда и грузы на руках среди больших каменных  увалов  под звук нещадно жгутивших комаров. Валили лес для плотов и мчались по стремительному Тагилу,  по ленивой, петляющей среди песчаных берегов Туры, чтобы попасть потом в Тобольск.  А к Иртышу   вышли уж поздней осенью.

Главная битва

Стоял уже конец сентября, когда вышли к  Иртышу. Дрогнули казаки, увидев огни бесконечных кострищ отборного татарского войска. Собрали круг: как быть? отступить? не за тем шли! Обратился Ермак  к  своей дружине: «Други мои, братья! Мы долго жили с худою славою, умрем же с доброю! Бог дает победы кому хочет: не редко слабым мимо сильных. Да светится имя Его!». Тревожное утро 26 октября нехотя поднималось над черными водами Иртыша. Отслужили молебен, молча погрузили струги. Впереди – великая битва. Ощетинившись густым лесом, навстречу медленно двигался Чувашев мыс. На его вершине, на белом коне восседал в окружении свиты сибирский царь Кучум. Внизу под яром ожидала конница Мамедкула. Лопнула и рассыпалась гнетущая тишина от грохота бортовых  пушек  и застрекотавших пищалей. Дружной пальбой очистили казаки берег и произвели высадку. Осиными роями зажужжали татарские стрелы, прижав казаков к стругам; открыли засеки, утугами повалили оттуда полчища  Мамедкула. Упорно, плечом к плечу стояли бывалые воины, подбадривая ряды молодых казаков. Вновь заворковали казачьи пищали, сорокой застрекотала семипятка; зашевелился, закрутился берег. Убийственным огнем встретили казаки  ханских  воинов. Враги давили друг друга, понуждая обезумевших коней. Мамедкул пытался собрать вокруг себя конницу, чтобы опрокинуть казаков, втоптать их в землю, но шальная пуля сбросила его с коня. Оставшись без предводителя, всадники и воины бросились прочь с места сражения. Кучум наблюдал за боем с горы, и, как только русские начали одолевать, обратился в бегство, бросив на произвол судьбы свою столицу. Вражеские пушки так и не выстрелили, их  сбросили на казаков, карабкавшихся на гору. Когда развиднелось от растаявшего дыма,  увидели – берег пуст. В день памяти святого великомученика Дмитрия Солунского закончилась великая битва Сибири.

Осада

Вьюжные, лютые метели навечно укутывают холодным покрывалом косточки отважных воинов. Не острые вражеские сабли и стрелы, а не знающая пощады коса  голода  уложила их  в тесных братских  могилах под вой отощавших волков. Подмога, высланная царем, обернулась бедой: ранее проложенный путь через Каменный пояс оказался непосильным для стрельцов; в топях и  болотах бросили они не только ладьи, но и  хлебные припасы, идя налегке ободранными и босыми. Умирали с голоду и первые стрельцы, не привыкшие к лишениям. Посланный во главе стрелецкого войска царский воевода князь Семен Болховский тоже преставился. Да и Ермак занемог. На каждого человека приходилось хоронить по 4-5 мертвых. Обессиленные копали землю и хоронили по-христиански. Только по теплу июньской ночью Мещеряк, отобрав отряд крепких казаков, зайдя в тыл противника, прорвался. Так  кончилась осада.                                                                    
                                                                                   
Посольство

Стар стал царь московский Иван Васильевич. Тяжелы его думы. Война со шведами, ливонцами закончилась неудачей. Неспокойно в Крымском и Астраханском ханствах. Бояре, как волки, враждуют. Казна пуста. Тяжелы царские одежды, тяжелы скипетр и держава. Но вот неожиданная радость, с ней пришли казаки, перенесшие лишения, голодную зимнюю осаду в Кашлыке, многочисленные жестокие битвы с коварным и сильным врагом. Возглавляет их Иван Кольцо. С ним Савва, сын Болдыря, Черкас Александров. Царь несказанно рад и ласков. Одаривает дорогими подарками, жалует казакам грамоту, в которой все вины им были прощены. А Ермаку Тимофеевичу  жалует шубу с царского плеча, боевую кольчугу, саблю серебряную, ковш золотой и звание князя сибирского. Не могут огорчить торжества чванливые, надменные бояре, потеющие от спеси в тяжелых шубах.  Не может и Малюта Скуратов, заплечных дел мастер, мечтавший поломать казачьи кости в каменных застенках. Сегодня казаки свободны, они герои!

Думы Ермака. Последний бой Ермака

Положившись на Бога, издал Ермак войсковой приговор: «Всех живущих тут иноязычных людей  под государеву царскую  высокую руку довеку, покамест русская земля будет стоять. Зла никакого на всяких  русских  людей не думать и во всем стоять в прямом постоянстве». Так вольное казачество утвердило историческое присоединение Сибири к России. Около четырех лет продержались казаки, немало боев и походов выдержали они. Погибли есаул Богдан Брезга, Иван Корчига,  Яков Михайлов, от предательства пал верный Иван Кольцо – сильно поредело казачье войско. Вглядываясь в бесконечные сибирские просторы, вспоминал Ермак  своих  сотоварищей, и тяжелые думы одолевали его. Однажды в стане Ермака  появился лазутчик и сообщил, что вверх  по Иртышу движется купеческий караван из Бухары с богатыми товарами, и что Кучум собрался перехватить его. С казачьей сотней двинулся атаман навстречу каравану.  Не знал Ермак, что на всем пути, скрываясь, как хищник, преследующий добычу, с  большим войском за ним крался  Кучум. Тяжело плыть на веслах. К вечеру грести устали. Нашли небольшой островок. Оказалось безопасно. Выставили караул. Составили оружия, просушились и забылись тяжелым, тревожным сном. Было душно: надвигалась гроза. Белыми молниями сверкнули кривые татарские сабли, шмелями прожужжали короткий  путь в упор пущенные стрелы, как иглы вонзились острые копья в тела казаков. Жуткая, страшная была резня. Липкими тучами облепили Ермака, на помощь спешит Мещеряк; его топор со страшным свистом разбивает в щепы вражеские щиты. Но не равны силы, одно лишь спасение – струги. Но Ермак  не мог уйти, не убедившись в отходе оставшихся товарищей, и на него пришлась вся сила удара противника. Тело Ермака выловили татары и «нарекоши его Богом и погребоши по своему закону на Башлёвском кладбище под кудрявою сосною»,- так сообщали летописцы. Главное чудо свершилось: огромный Сибирский край был определен промыслом Божьим стать достоинством государства Российского.
                                            
Ермак Тимофеевич… Один из известнейших в русской истории героев. Нет на Руси человека, который бы не знал этого имени. В чем же его величие? Народная память чтит и помнит Ермака за мудрость, поистине государственных масштабов мудрость и щедрость! Атаман казацкий, мало кому до того ведомый, дальновиднее и мудрее оказался самого царя Ивана Грозного, думы боярской, самого правительства московского! Раньше других Ермак понял, что такое Сибирь для Руси, для русского народа, и подарил этому народу даже не царский, больше, подарок – Сибирь!


Цикл картин "Поход Ермака" художника Павла Шардакова

Музей Ермака

Категория: Новости Этнопарка | Дата:01.09.2010 12:59 | Просмотров: 2024 | Теги: Ермак, Шардаков
Смотрите так же :